Домашняя
страница
Форум Новости Библиотека Юмор Магазин  
 

История снайперского искусства

 
 

Мастер-класс

Снайпинг

 

 
 

Действия снайперов армии США в населенном пункте
(Выписка из наставления ВС США FM-90-1)

 

 

Ценность снайперов в бою в населенном пункте зависит от нескольких факторов. Эти факторы включают: тип операции, уровень конфликта и показатели боя. Где показатели боя позволяют уничтожать, снайперы, конечно, не идут в сравнение с применением механизированных сил, имеющих большую разрушительную силу. Однако они могут содействовать огнем. Там же, где применение механизированных сил проблематично (а это зачастую бывает в городе), снайперы могут быть наиболее ценными для командиров.
а) Эффективность снайперов частично зависит от местности.
Управление ухудшается в зависимости от характеристик городской территории. Снайперы для обеспечения своевременной и эффективной поддержки должны понимать замысел боя и намерения командира.
б) Снайперы располагаются в зданиях и кирпичных конструкциях. Эти объекты должны обеспечивать значительную дальность для их стрельбы и круговой обзор, снайперы имеют определенные преимущества, так как находятся неподвижно по сравнению с другими активно действующими военнослужащими. Они должны располагаться на более высоком месте и недалеко от подразделений, которые поддерживаются их огнем.
Располагаясь поодаль, снайперы должны избегать активного сопротивления, но расстояние тем не менее должно позволять уничтожать цели, препятствующие продвижению своих подразделений. Снайперы не должны выбирать явно открытые места своего расположения, такие, как башни церквей, крыши домов (имеется в виду не чердак, а сама крыша), так как эти места обычно являются предметом пристального наблюдения и пристрелки противника. Огневые средства, ведущие огонь с закрытых огневых позиций (артиллерия, минометы и др.), способны пробивать крыши домов и наносить поражение снайперам. Также снайперы должны избегать оживленных мест, так как они находятся под наблюдением противника.
в) Снайперы должны действовать по всей территории ведения боя, передвигаясь и поддерживая подразделения. Некоторые группы снайперов могут действовать отдельно от своих сил. Они самостоятельно поражают возможные цели, в особенности снайперов противника. Эти группы могут занимать и образовывать целую огневую систему. Если же вся группа расположится в одном месте, то проблематичным окажется хорошее наблюдение и больше шансов быть замеченным противником. Отдельные элементы этой системы должны обеспечивать себя взаимной поддержкой. Кроме всего, они должны подготовить себе запасные и дополнительные огневые позиции и соответственно системы.
г) Снайперу могут быть поставлены следующие задачи:
– уничтожение снайперов противника (антиснайперская борьба);
– уничтожение появляющихся целей; (приоритет в их уничтожении может быть установлен командиром; типы этих целей могут быть: снайперы, офицеры, командиры машин, радисты, саперы, пулеметные расчеты);
– воспрепятствование захвату определенных территорий или путей подхода (являющихся наиболее важными);
– обеспечение прикрытия инженерных заграждений (не допустить проделывания проходов);
– поддержка огнем контратаки своих подразделений;
– прикрытие саперов, обеспечивающих проделывание проломов в стенах зданий;
– корректировка огня артиллерии и наведение ударов штурмовой авиации.

Приведенные выше задачи относятся к снайперу как "первому номеру" боевой группы. Но роль "второго номера" – наблюдателя-корректировщика – тоже очень важна. При проведении снайперских операций корректировщик несет и готовит к работе такое специальное оборудование, как дальномер, прибор ночного видения и т.д.; несет и при необходимости использует для огневого прикрытия снайпера автоматическую винтовку; при передвижении по маршруту маскирует или уничтожает следы; оборудует огневую позицию для снайпера; ведет наблюдение за местностью; оценивает внешние факторы при подготовке снайпера к выстрелу (дистанция до цели, направление и сила ветра, величина деривации); корректирует огонь снайпера; ведет стрелковую документацию; поддерживает радиосвязь; при необходимости использует минно-взрывные средства (установка мины-"сюрприза" на покидаемой позиции, например).
В американской армии корректировщик обычно вооружен автоматической винтовкой М16 с подствольным гранатометом М203. По мнению многих американских инструкторов по снайпингу, если требуется при проведении операции иметь две снайперских винтовки, то нужно посылать две группы (пары), но ни в коем случае не отправлять группу без автоматического оружия, которое может обеспечить стрелкам достаточную плотность огня при обороне.
Для снайпинга характерна схожесть с партизанскими, парамилитарными подразделениями. Схожесть эта выражается не только в плане тактики (борьба малыми силами против многочисленного и лучше вооруженного противника по суворовскому принципу – "не числом, а умением"), но и в отношении к таким способам войны высоких армейских чинов, и в иррегулярности подразделений такого типа (по окончании боевых действий расформировываются).
Современные конфликты низкой интенсивности резко повысили роль снайперов в боевых действиях. Действительно, боевая практика показывает, что несколько хорошо подготовленных и экипированных стрелков способны в некоторых ситуациях сыграть решающую роль в исходе боевого столкновения. Нужно отметить, что во время и Первой, и Второй мировых войн снайперы партизанами практически не использовались. Однако уже в 50-60-е годы ХХ века, в связи с ростом многочисленных национально-освободительных движений, снайпинг все чаще стал применяться и в партизанской войне. Основными видами боевых действий партизан являются: налет, засада, обстрел, блокирование, а также диверсии и террор.
В частности, по сообщению журнала "Солдат удачи", руководство каренской национально-освободительной армии, и сегодня активно действующей на территории Бирмы, уделяет серьезное внимание подготовке и использованию снайперов (карены – крупная этническая группа, которая длительное время оказывает вооруженное сопротивление правлению военной хунты в Мьянме). Несмотря на то, что вооружение и экипировка бойцов крайне примитивны (в некоторых случаях оптический прицел на автоматическую винтовку М16 устанавливался с помощью эпоксидного клея), а низкий образовательный уровень курсантов создает определенные трудности при обучении, каренским снайперам уже удалось провести несколько успешных операций по ликвидации высокопоставленных чиновников и высших офицеров бирманской военной администрации.
Участник боевых действий на территории Республики Афганистан А. Григорьев вспоминал: "В сентябре 1985 года в районе Доханан-Гори, западнее Пули-Хумри, всего два моджахеда, удачно выбрав огневую позицию, полдня удерживали два батальона 149-го полка, пока наши бойцы на руках не втащили на гору БМП-2 и огнем ее автоматической пушки не размазали стрелков по камням".
В Афганистане Советская армия была вынуждена начинать снайпинг практически с нуля. Подводя итоги той войны, российские военные специалисты признают, что армия слишком поспешно отказалась от штатных снайперов, от персонального отбора лучших стрелков и их целенаправленной подготовки. Даже при насыщенности подразделений в бою тяжелым оружием и техникой одиночный снайперский огонь продолжает играть важнейшую роль в исходе столкновения.
В зависимости от условий могут быть различные варианты тактических действий. Вот как описывает боевую работу снайпера в условиях современного конфликта низкой интенсивности участник боевых действий в Карабахе: "Атака начинается с рубежа 250-300 метров (иногда между позициями по 150 м) внезапным броском всего формирования. Тут снайперу, как говорится, и козыри в руки. Обычно я выбирал позиции метрах в 50 за позициями своих войск, в виноградниках или многочисленных развалинах. Здесь существовало еще одно преимущество: находясь позади импульсивных кавказских воинов, я был уверен, что не получу пулю в спину или не буду брошен при внезапном отступлении.
Как правило, не успевают атакующие пройти и 50 метров, как их встречает хоть и беспорядочная, но довольно плотная стрельба. В силу непонятных причин они тут же смешиваются, сбиваются с темпа и залегают. Это тот самый момент, который нужен снайперу, работающему в обороне. Командиры противника бегают, пытаясь поднять солдат, пулеметчики и гранатометчики легли где пришлось… Этот этап длится по-разному: от 5 до 10 минут, затем либо атака продолжается, либо наступающие окапываются. В сумятице боя как раз и можно сделать 5-6 прицельных выстрелов.
Если же выпадает небольшое затишье, то появляется работа поинтересней. Я, как правило, ночью выбирался в дозор, стараясь как можно ближе подобраться к позициям противника. Что, учитывая большое количество виноградников, фруктовых садов и всевозможных урбанистических элементов пейзажа, не представляло особой сложности.
Обычно в дозор я уходил на сутки. Маскировочное снаряжение сделал из трех комплектов трехцветной "пятнашки" и КЗС. Тканью от КЗС перематывал также ствол винтовки. Из боеприпасов брал, как правило, 3 обоймы к винтовке (15 патронов), пистолет ТТ с 5 магазинами, 6 гранат РГД-5 и на некоторые дозоры прихватывал МОН-50 с электрическим взрывателем. Миной перекрывал возможный не простреливаемый подход. Брал с собой радиостанцию "Алинко" с радиусом действия 15 км. Точно такую же имели люди, прикрывавшие меня пулеметом Калашникова и РПГ-7. …В случае обнаружения я давал три тоновых сигнала, и мое прикрытие открывало ураганный огонь. Как правило, 250 патронов и 3-5 выстрелов из РПГ-7 было вполне достаточно, чтобы мне переместиться в безопасное место, где можно было благополучно дождаться темноты". (А. Чернов. "Мой опыт говорит о другом" – Солдат удачи. 1998, № 8.)
Первая чеченская кампания 1994-1995 годов вновь после Афганистана заставила вспомнить о необходимости подготовки снайперов в войсках. Однако все не так просто. Для подготовки снайпера средней квалификации требуется 3-5 недель. Такой "любитель" вполне способен вести снайперский террор в своей зоне ответственности, поражая живую силу противника на расстояниях до 300-500 метров. Но для охоты за вражескими "сверхметкими стрелками" нужен профессионал, в совершенстве владеющий приемами маскировки и наблюдения, отлично знающий тонкости меткой стрельбы, на своем опыте постигший законы снайперской войны. Контрснайпер должен быть охотником, а не дичью.
Опыт локальных вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР показал, что наиболее выгодной в современных условиях является тактика мелких боевых групп с активным использованием снайперов. Подобная тактика предъявляет высокие требования к каждому члену такой группы, и в особенности – к снайперам, являющимся обычно костяком команды.
Снайперская пара на позиции во время грузино-абхазского конфликта
Снайперская пара на позиции во время грузино-абхазского конфликта


Другой характерной приметой времени является отсутствие у многих воюющих четкой убежденности в правоте своего дела, что на фоне неизбежных боевых психологических травм приводит к стрессам и психологическим заболеваниям среди участников боевых действий. Подобная проблема просто не могла возникнуть в период Второй мировой войны, когда намерения противника были очевидны, а мощный идеологический аппарат убедительно доказывал солдату, что "наше дело правое".
Как бы романтично ни выглядел образ снайпера на киноэкране, в реальности он является (хотим мы или не хотим этого) высокопрофессиональным и хорошо оснащенным убийцей. В убийстве и заключен основной смысл работы снайпера.
Исследования военных психологов показывают, что далеко не всякий военнослужащий способен переступить психологический барьер и убить человека, даже находясь в состоянии боевого стресса. Лишь немногие способны сделать это расчетливо, обдуманно и хладнокровно.
"Когда ты смотришь через прицел винтовки, первое, что ты видишь, – это глаза. Есть большая разница между стрельбой по контуру, стрельбой по тени, стрельбой по массе и стрельбой по паре глаз. Главное, что выбивает из седла, – это глаза. Многие не могут действовать в этот момент. Здесь необходимо особого рода мужество", – вспоминал капитан морской пехоты США Джеймс Лэнд, снайпер-инструктор во Вьетнаме.
В самом деле, убить противника на короткой дистанции, в горячке боя намного проще, так как в действие вступает механизм самозащиты: или убьешь ты, или убьют тебя. Снайпер же стреляет с большого расстояния, сам не подвергаясь непосредственной опасности, но имея возможность через оптику хорошо рассмотреть свою жертву. Нелегко заставить себя выстрелить по ничего не подозревающему человеку, даже если понимаешь, что он твой враг. Именно с этим связано особое неприятие западным обществом деятельности армейских снайперов, даже в период военных действий. Средний западный человек испытывает отвращение ко всякого рода "неспортивному" поведению, он верит, что убивать несправедливо вообще, но если уж приходится, надо это делать в открытом бою. Снайпер же, стреляющий "исподтишка", совершает, по его мнению, бесчестный поступок, граничащий с преступлением.
В связи с этим действительно опытным снайпером-профессионалом можно считать только солдата, участвовавшего в боевых действиях и знающего цену человеческой жизни – своей и чужой. Иными словами, для того чтобы ощутить себя в шкуре снайпера, новичок должен – как это ни дико звучит – застрелить, по крайней мере, одного противника, хотя бы раз увидеть в свой прицел глаза врага за секунду до смерти. Настоящий снайпер рождается не на стрельбище, а в бою. "…Я почувствовал, что во мне что-то стало меняться. Идя в бой, вы превращаетесь в самую ужасную разновидность зверя из когда-либо ходивших по земле. Вы становитесь хищником. Я почувствовал, что мне уже тяжелее убить собаку, чем человека", – вспоминал бывший сержант армии США, воевавший в 1943 году в Италии.
В боевых условиях снайпер подвергается тем же стрессовым воздействиям, что и обычный пехотинец, но в отличие от него снайпер обязан полностью сконцентрироваться на выполнении задачи, не давая воли эмоциям. Разница между снайпером и простым солдатом такая же, как между спортсменом-стрелком и спортсменом-легкоатлетом: легкоатлета "спортивная злость" приводит к победе, а стрелка – только к поражению.
Другая специфическая черта боевой работы снайпера заключается в том, что в большинстве случаев он действует в отрыве от основного подразделения. Армейская дисциплина воспитывает в большинстве военнослужащих "чувство локтя" и безоговорочного повиновения командам командиров, индивидуальность подавляется. Снайпер же – "одинокий волк": он надеется только на собственные силы, свое оружие и – если работает в паре – на одного напарника; все решения он также принимает самостоятельно, недаром на солдатском жаргоне афганской войны снайпер назывался "солист". Умение нестандартно мыслить вообще является одним из основных профессиональных качеств снайпера, т.к. позволяет переиграть противника, а значит – выполнить задачу и выжить. Эти противоречия приводят к тому, что в ряде иностранных армий при подготовке снайперов инструкторы вынуждены искусственно устранять "командный инстинкт", чтобы стрелки научились сами думать о себе. Для этой цели в снайперских учебных центрах стимулируется придание индивидуальных черт оружию и средствам маскировки.
Наконец, высокие статические физические нагрузки, вызванные длительной вынужденной неподвижностью при нахождении в засадах, тоже отрицательно влияют не только на организм, но и на психику стрелка. Все это предъявляет ряд специфических требований к снайперам и требует психологической поддержки их.
Из кандидатов, прошедших отбор и включенных в снайперскую группу, рационально составить постоянные пары (стрелок и корректировщик), чтобы образовался предельно сплоченный мини-коллектив. Людей в пару нужно подбирать с учетом психологических и личностных особенностей. Для лучшей "подгонки" пары тренировки и учения надо организовывать таким образом, чтобы результат и итоговая оценка напрямую зависели от слаженности работы обоих партнеров. Аналогичную методику англичане применяли при подготовке групп "коммандос" во время Второй мировой войны.
Для того чтобы снайпер имел постоянный высокий психологический тонус и хорошую способность к выполнению поставленной задачи, необходимо регулярное психодиагностическое обследование. В виде профилактики стрессовых заболеваний нужен регулярный релаксационный тренинг. Кроме того, такой тренинг необходим перед выходом на операцию – для формирования уверенности в себе, снижения торможения и борьбы со специфическим страхом или тревожностью.

К содержанию