Домашняя
страница
Форум Новости Библиотека Юмор Магазин  
 

История снайперского искусства

 
 

Мастер-класс

Снайпинг

 

 
 

ЭПОХА ЛОКАЛЬНЫХ ВОЙН

 

 

Это новый тип войны, новый по своей интенсивности и вместе с тем традиционный – война повстанцев, партизан, заговорщиков, убийц; война засад, а не сражений; инфильтрации, а не агрессии; стремление и победа путем истощения и дезорганизации противника вместо втягивания его в открытую войну. Такое положение требует от нас выработать совершенно новую стратегию, новые типы вооруженных сил, новое обмундирование, новые и эффективные методы военной подготовки.
Такие слова произнес в июне 1962 года президент США Джон Кеннеди, выступая перед выпускниками академии Вест-Пойнт.
Снайпер британских ВС. Ирак. 2003 г.
Снайпер британских ВС. Ирак. 2003 г.


Характерная особенность локальных войн состоит в том, что с началом активных боевых действий вооруженные формирования стремятся избавиться от тяжелой боевой техники и вооружения (если они у них имелись), поскольку они ограничивают маневренные возможности партизанских отрядов, привязывают их к базам снабжения и ремонта. Вооруженные формирования ведут партизанскую войну, навязывая действующим против них частям регулярной армии бои на закрытой местности (горы, джунгли, городская местность), где противников во многих случаях разделяют лишь несколько десятков метров. Естественно, что в этих условиях бронетехника становится неэффективной, а огонь артиллерии и удары авиации представляют угрозу для собственных войск. Поэтому главный упор делается на легкое стрелковое оружие.
Тактика парамилитарных (партизанских) формирований, сводящаяся в основном к действиям в пешем порядке, не выдвигает особых требований к компактности легкого стрелкового оружия, зато главным критерием становится огневая мощь.
Кроме того, партизаны всегда стараются обойтись без прямого огневого контакта с противником, а если избежать этого невозможно, то стремятся, по крайней мере, увеличить дистанцию. Этот фактор приводит к тому, что на первый план сегодня выходят стрелковые системы, способные вести точный огонь на расстояниях до 600 метров. Автоматический огонь уступает место стрельбе одиночными выстрелами – это не только позволяет экономить патроны, но и резко увеличивает эффективность. Если учесть тот факт, что снайперская винтовка и единый пулемет являются соответственно наиболее точным и наиболее мощным оружием пехоты, вполне естественным является тот факт, что специальности снайпера и пулеметчика выходят на первый план, наряду с такими необходимыми в "малой войне" специалистами, как подрывник и гранатометчик.
Война в Корее, с использованием американской армии и подразделений морской пехоты, снова показала недостаток понимания командованием методов использования и возможностей снайперов. Американские подразделения редко полагались на снайперов, несмотря на то, что в некоторых случаях использовались контрснайперская стрельба и огонь на подавление. Рекомендации, возникшие в результате корейской войны, включали необходимость централизованных снайперских школ, гибкой организации снайперов, использование квалифицированного личного состава, а также необходимость обучения командного состава тому, как правильно использовать возможности снайперов. В результате пехотная школа армии Соединенных Штатов получила задачу по организации школы снайперов. Эта миссия была выполнена ею в течение 1955 -1956 годов.
Программа отбора и обучения снайперов призвана была учесть боевой опыт Второй мировой войны, который сводился к следующим моментам: лучшей активной защитой от вражеских снайперов является тренированный снайпер; навыки, требуемые от тренированного снайпера, должны превосходить навыки среднего стрелка; снайпер должен быть квалифицированным стрелком со специальным оружием; снайпер должен быть хорошо натренирован в боевых навыках отдельного солдата; слабая или незаконченная тренировка и отсутствие боевой доктрины ограничивают использование снайперов; обучение пехотных командиров является крайне важным для правильного использования снайперов.
Эта программа оказалась недолговечной из-за непонимания и недооценки значения снайпера фактически во всей американской армии. Штатная должность снайпера позднее была упразднена, а программа специальной подготовки снайперов стала необязательной.
Когда во Вьетнаме с началом боевых действий возникла острая нужда в снайперах, американские генералы с удивлением узнали, что своих снайперов имеется лишь несколько человек. Доходило до того, что вьетконговцы совершенно открыто располагались на дистанции от 700 до 1000 метров и корректировали огонь своих минометов. В джунглях и в сельской местности партизаны также могли позволить себе свободно перемещаться, уверенные, что смогут заметить американские патрули и либо скрыться, либо заманить их в засаду.
Французский снайпер-парашютист прикрывает действия своего подразделения во время попытки военного переворота на Каморских островах. 1995 г.
Французский снайпер-парашютист прикрывает действия своего подразделения во время попытки военного переворота на Каморских островах. 1995 г.

В этих условиях корпус морской пехоты США, более склонный к партизанским методам войны, первым в американской армии организовал снайперские школы в середине зимы 1965 года. Затем постепенно подобные школы стали возникать и в полках сухопутных войск. Вьетконговцы больше не чувствовали себя в безопасности: американские снайперы ограничили свободу передвижения врага на поле боя. Особенно отличились снайперы корпуса морской пехоты Чарлз Маухинни (103 подтвержденных попадания) и Карлос Хэчкок (93 подтвержденные ликвидации и около 200 неподтвержденных), а также стрелок из сухопутных войск Адалберт Уодрон (113 попаданий).
Во время вьетнамской войны наибольшую известность получили стрелковые подвиги Хэчкока. Когда начались боевые действия, талант Хэчкока не остался без внимания командования: зимой 1965 года капитан Джеймс Лэнд организовал первую снайперскую школу морской пехоты и привлек Хэчкока в качестве инструктора. За восемь месяцев работы эта школа со штатом в 17 человек подготовила около шестисот "сверхметких стрелков".
Однако главная роль, которую было суждено сыграть сержанту Хэчкоку в истории вьетнамской войны, была еще впереди. Несмотря на то, что снайперская школа корпуса морской пехоты активно готовила квалифицированных стрелков, многие офицеры на передовой даже не знали, что им делать со своими снайперами. Бывший капрал морской пехоты Гэри Эдвардс вспоминал, что когда он в числе группы снайперов вернулся после обучения в свой дивизион, то их для начала послали… на охрану периметра военной базы.
Сержант Хэчкок стал одним из первых стрелков-энтузиастов, личным примером доказавших командованию эффективность снайперской работы. Постепенно всякие сомнения в значимости снайперов исчезли: американские "сверхметкие стрелки" быстро и жестко ограничили свободу передвижения вьетконговцев на поле боя и обеспечили относительную безопасность своих солдат в ближайшем тылу.
База снайперов 1-й дивизии морской пехоты находилась на высоте 55. Джи-ай называли этот опорный пункт "Охотничий клуб “Вьетконг”. Хэчкок быстро стал известен среди американских солдат своими удачными снайперскими вылазками. За то, что он в качестве амулета носил на тропической панаме птичье перышко, вьетнамцы прозвали его Лонг Транг – Белое Перо. За уничтожение Белого Пера вьетнамским командованием была объявлена награда – три годовых жалованья.
Два самых своих известных подвига Карлос Хэчкок совершил в 1967 году. Первым из них стал поединок с вьетнамским снайпером. Этот стрелок долго и методично мешал морским пехотинцам. Он стрелял в разное время суток, с разных направлений и всегда быстро менял позицию. С дистанции в 700 метров – таково было расстояние между укреплениями – он попадал при каждом выстреле. По всему чувствовалось, что это грамотный и опасный противник. Американцы прозвали вражеского стрелка Коброй за жестокость и неуловимость.
Хэчкок со своим корректировщиком капралом Бурком обнаружили след вьетнамца и всю ночь шли по нему. К утру они вышли на брошенную лежку в джунглях у подножия горы. Чувствуя, что вражеский снайпер находится неподалеку, Хэчкок решил выйти на вершину, чтобы осмотреть окрестности. Это было ошибкой: Кобра ожидал их как раз на подъеме. Из кустов ударил выстрел, который, к счастью, не достиг цели, у Бурка пуля всего лишь пробила флягу.
Снайперы затаились: Хэчкок с напарником на вершине горы, Кобра – где-то внизу. Прошло два часа. Вдруг Хэчкок увидел в темной лощине световой блик – это блеснул объектив оптического прицела. Времени на раздумья не оставалось…
Сам Карлос Хэчкок впоследствии вспоминал: "Я испытал странное чувство. Оно шло от пальца ноги и обдавало тело ознобом. Хотя я никогда не стрелял наугад, предпочитая выждать, пока не буду уверен в цели, я внезапно понял, что если сейчас не выстрелю, другой возможности уже не будет. К этому вынуждало мое шестое чувство".
Еще точно не зная, что это, снайпер выстрелил по световому пятну. С расстояния в двести ярдов пуля пробила оптический прицел вьетнамца и вошла в его правый глаз. Судя по всему, Кобра уже заметил американцев и навел на них свою винтовку. Если бы Хэчкок на несколько секунд замешкался с выстрелом, это стоило бы ему или его напарнику жизни.
Ирак. 2003 г.
Ирак. 2003 г.

Другой боевой эпизод, сделавший Хэчкока известным всей армии США, произошел в Долине Слонов у подножия горы Донг Ден. Выйдя на "свободную охоту", Хэчкок и Бурк с вечера устроили засаду у рисового поля, которое пересекала невысокая насыпь, служившая дорогой. На рассвете в зоне огня появились вьетнамцы. Их было много, около роты, и они почему-то выбрали не кружный путь через горы, а пошли напрямик через долину. Эта ошибка вскоре стоила им очень дорого. Открыв огонь, американцы за первые три минуты уничтожили шестерых, в том числе трех офицеров.
Судя по всему, эта рота представляла собой необстрелянное пополнение – более опытные солдаты не пошли бы днем через рисовые поля, у всех на виду, а в случае обстрела постарались бы рассредоточиться и концентрированным огнем подавить вражеского снайпера. Новобранцы же наоборот, потеряв своих командиров, сбились в кучу за насыпью и не знали, что делать дальше.
"Солнце поднялось высоко в небе и так палило, что все кругом казалось переполненным им. Даже в тени Бурк и я были в поту. Я мог только представить, насколько жарко было среди рисовых полей. "Гамбургеры" вынуждены были окунаться в воду. Если они не выдерживали и пытались пить вонючую воду с рисового поля, то зарабатывали себе болезнь и еще большее обезвоживание организма: вьетнамские крестьяне использовали человеческое дерьмо и всякий другой навоз для удобрения".
Заканчивался день. В назначенное время снайперская группа вышла на связь, но от предложения командования о проческе долины отказалась. Хэчкок не хотел лишних жертв среди морских пехотинцев. Ночью, чтобы предотвратить попытки прорыва блокированной роты, снайперы вызвали по рации артиллерию, попросив подвесить над долиной 105-мм осветительные снаряды.
На другой день восемь измученных новобранцев предприняли попытку атаковать предполагаемую позицию снайперов. Но за ночь американцы передвинулись на несколько сот метров, и огонь атакующих велся по пустому месту. Все восемь вьетнамцев были убиты, остальные затаились за насыпью и не подавали признаков жизни.
Время от времени Хэчкок и Бурк делали выстрел по рисовому полю – чтобы "обозначить присутствие".
На третье утро пятеро солдат еще раз попытались атаковать снайперов – и были уничтожены. Зажатые за насыпью вьетконговцы, вероятно, испытывали невыносимые мучения: разлагающиеся на жаре трупы лежали среди живых, удушливый смрад поднимался над долиной.
"Ночью мы использовали новую тактику. Вместо того чтобы непрерывно заливать долину светом осветительных снарядов, мы устраивали периоды темноты, соблазняя северовьетнамцев попытаться выбраться. Дважды мы давали им надежду и выдергивали ее в последний момент. Когда осветительные снаряды превращались в солнца, застигнутые врасплох на открытом месте "гамбургеры" выглядели как парализованные животные. Мы выбивали вожаков, а остальные поворачивали обратно к насыпи".
Хэчкок решил продолжить осаду еще на один день, хотя у снайперов уже подходили к концу боеприпасы и сухой паек. В этот день около десятка вьетнамцев снова рискнули попробовать прорваться к реке. Им это не удалось – все они остались лежать в воде. Тем не менее вечером еще несколько обезумевших от жары, жажды и вида близкой смерти солдат бросились в атаку, которая закончилась так же печально, как и все предыдущие.
Наступившая ночь принесла с собой туман – единственную надежду оставшихся в живых вьетнамцев на спасение. Но они, судя по всему, были настолько ослаблены и напуганы, что уже не пытались выбраться из засады.
Снайпер корпуса морской пехоты США с винтовкой М40А1
Снайпер корпуса морской пехоты США с винтовкой М40А1

Утром четвертого дня Хэчкок понял, что "охоту" пора заканчивать. Оба снайпера были вконец измучены непрерывным напряжением и бессонницей. Капрал Бурк связался по рации с артиллеристами и попросил огнем прикрыть их отход. Через час пути снайперская пара встретила свой патруль, который проводил их до базы на высоте 55.
Подразделению морской пехоты, прочесавшему долину после артобстрела, удалось поймать единственного вьетнамского солдата, почти сошедшего с ума и совершенно изможденного. Он так и не смог поверить, что вся его рота была уничтожена всего лишь двумя стрелками со снайперскими винтовками…
Последним заданием сержанта Хэчкока на этой войне стала ликвидация южновьетнамского генерала на границе с Камбоджей. Эта операция проводилась под контролем ЦРУ. После высадки с вертолета снайперу пришлось в течение трех суток выходить на огневую позицию, минуя патрули и секреты Вьетконга. С дистанции в 700 метров Хэчкок первым же выстрелом "снял" свою цель, после чего, пользуясь поднявшейся суматохой, благополучно отошел в джунгли. Через несколько часов снайпер был эвакуирован вертолетом.

Разведывательно-снайперский взвод 1-й дивизии корпуса морской пехоты за шесть лет боевых действий уничтожил около 1750 солдат противника, хотя за все годы в составе этого подразделения побывало всего 46 человек, в том числе знаменитый сержант Карлос Хэчкок. В среднем для уничтожения одного солдата противника данное подразделение тратило 1,5 пули – против 250 тысяч патронов, затрачиваемых остальной пехотой. Тем не менее только после Вьетнама корпус морской пехоты учредил полноценную школу снайперов в Куантико, штат Вирджиния. Сухопутные войска последовали его примеру еще позднее – в 1987 году.
Снайпер прикрывает прохождение колонны британских ВС. Ирак. 2003 г.
Снайпер прикрывает прохождение колонны британских ВС. Ирак. 2003 г.


Партизанская война во Вьетнаме заставила американское командование изменить взгляд на вооружение снайперов: первоначально применяли коммерческую винтовку Винчестер М70, а около 1967 года в войсках появилась знаменитая 700-я модель Ремингтона под патрон .308 Винчестер, которая позднее поступила на вооружение корпуса морской пехоты под индексом М40А1.
Тем не менее только к середине 1980-х большинство армий мира пришли к общему мнению: снайперское оружие должно специально конструироваться, специально производиться и снабжаться специальными боеприпасами, т.к. используется в особых условиях. Спрос рождает предложение, поэтому сегодня в мире производятся десятки, если не сотни, разнообразных моделей снайперского оружия.
Нужно отметить, что применение обычного стрелкового оружия пехотными подразделениями далеко не так эффективно, как может показаться. Во время Второй мировой войны расход боеприпасов воюющих армий составлял от 10 до 50 000 патронов на каждое попадание. Во Вьетнаме американские войска тратили до 500000 патронов на одного убитого партизана. Причины такого положения следующие. В боевых условиях пехотинец очень редко может увидеть и распознать живую цель на дальности более 350-400 метров. Цели находятся в поле зрения очень непродолжительное время, контуры их неясны, кроме того, они движутся и ведут ответный огонь. Помимо этих факторов на ошибки в прицеливании существенно влияют страх, усталость и неразбериха боя. По данным американских экспертов, вероятность попадания в цель из винтовки М1 у среднего пехотинца резко снижается по мере увеличения дальности, приближаясь к нулю на дистанции в 400 ярдов (во время высадки союзных войск в Нормандии в 1944 г.). Во время войны в Корее эта дистанция снизилась до 300 ярдов. Дальность эффективной стрельбы системы "стрелок – оружие" составляет от 5 до 165 метров. Максимум попаданий приходится на 73 метра, а на расстояниях свыше 165 метров количество попаданий совершенно мало, несмотря на возможности оружия. Иначе говоря, около 80% выстрелов в бою рассчитано больше на психологическое подавление противника и только 20% выстрелов производятся по конкретным целям. На таком общем фоне боевая работа снайпера, тратящего 1,5-2 патрона на каждое поражение цели, говорит сама за себя. Помимо этого, высокая стоимость снайперского оружия и боеприпасов уже не кажется чрезмерной, так как окупает себя. (Подробная информация о современных снайперских винтовках западного производства осталась за рамками данной работы, поскольку за последние годы на русском языке выпущено несколько книг, специально посвященных этому классу оружия.)
Экспериментальная самозарядная снайперская винтовка на базе охотничьего карабина БАР (США)
Экспериментальная самозарядная снайперская винтовка на базе охотничьего карабина БАР (США)

Как раньше, так и теперь главным показателем снайперского оружия является точность. Можно мириться с другими недостатками винтовки, но низкая точность однозначно выводит ее за рамки "снайперского" класса. Как известно, нижней границей кучности высокоточной снайперской винтовки прецизионного изготовления, по западным меркам, является одна угловая минута (МОА), т.е. рассеивание попаданий на дистанции 100 метров в 29 мм. Однако для армейских снайперских винтовок по нормам НАТО существуют такие ограничения: поперечник наибольшего рассеивания серии из 10 выстрелов на дистанции 600 ярдов (548,6 м) должен составлять не более 15 дюймов (38,1 см).

Справка
Требования, предъявляемые программой сухопутных войск США Sniper Weapon System (Боевая снайперская система):
– винтовка и боеприпасы должны обеспечивать поражение живой цели на дальности до 900 метров, при высокой вероятности попадания с первого выстрела (70-80%) в поясную мишень на дистанциях до 600 метров и в грудную – до 400 метров;
– погодные и климатические условия, температура ствола и загрязненность оружия не должны влиять на точность стрельбы;
– демаскирующие факторы при выстреле должны быть сведены к минимуму;
– винтовка должна иметь удобную форму для стрельбы из разных положений;
– для удобства транспортировки в полевых условиях винтовка должна иметь сравнительно небольшие габариты и массу;
– желательно, чтобы винтовку можно было использовать с одинаковым удобством для стрельбы с упором как в правое, так и в левое плечо;
– усилие спуска должно быть регулируемым и вполне определенным;
– сила отдачи при выстреле не должна превышать 3 кг;
– крепление прицела должно позволять быстро заменять дневные и ночные прицелы;
– оптический прицел должен быть прочным и влагонепроницаемым, сохраняющим юстировку в жестких условиях эксплуатации.
Английская снайперская винтовка AW (Arktik Warfare)отлично работает в самых сложных климатических условиях. При использовании высокоточных боеприпасов оружие обеспечивает рассеивание менее 1 МОА
Английская снайперская винтовка AW (Arktik Warfare)отлично работает в самых сложных климатических условиях. При использовании высокоточных боеприпасов оружие обеспечивает рассеивание менее 1 МОА

Американский эксперт по легкому стрелковому оружию Ник Стедмен отмечал: "Снайперская стрельба – это высшая форма направленного применения силового воздействия. Из опыта операций в Панаме, Сомали и Боснии очевидно, что снайперское оружие приобрело новую роль в системе вооружения. Возможно даже, что искусство снайперской стрельбы станет наиболее ценным боевым ремеслом в будущих операциях" ("Оружие будущего: больше шума, чем дела". – Солдат удачи, 1997, № 12). В связи с этим командование специальных операций США полагает рациональным разработку полного семейства снайперских винтовок для решения различных огневых задач под патроны от 7,62х51 НАТО и .300 Winchester Magnum до .50 Browning.

(Современные снайперские винтовки можно условно разделить на три основных класса, в зависимости от решаемых с их помощью задач и дистанции прицельного огня.
1-й класс включает оружие, предназначенное для снайперской работы на дистанциях до 200 метров. Это, как правило, бесшумные винтовки (либо автоматы с оптическими прицелами и ПБС) калибров .22 Long Rifle, 5,56х45 НАТО, 5,45х39, 9х39 (СП-5, СП-6, ПАБ-9). Оружие такого класса используется в основном для работы в городских условиях (в том числе и полицией), для ликвидации часовых, бесшумного уничтожения солдат противника, мешающих выполнению основной боевой задачи, в различных специальных операциях армейского и полицейского характера.
2-й класс охватывает основную массу снайперских винтовок под патроны стандартных калибров: 7,62х51 НАТО, 7,62х54, .300 Winchester Magnum. Такое оружие ориентировано на выполнение всех основных видов боевой снайперской работы на расстояниях от 300 до 800 метров.
Наконец, 3-й класс включает дальнобойные винтовки под мощные патроны типа .50 Browning (12,7х90) , 12,7х108 (обр. 1930/38 гг.), .338 Lapua Magnum (8,58х71) и некоторые другие. Эти системы представляют, по сути, новый класс боевого оружия, предназначенного не только для уничтожения живой силы на дистанциях до 2000 метров, но также для стрельбы по амбразурам и легкобронированным объектам, складам ГСМ, проведения "акций возмездия", контрснайперских операций и т.д. Кроме того, внутри каждого из этих трех классов можно выделить модели серийные и прецизионного изготовления, особо точные и удобные.)

В качестве иллюстрации западных снайперских винтовок приведем описание только двух систем – английской AW и финской TRG-21. Эти винтовки в небольших количествах были закуплены для оснащения некоторых российских подразделений специального назначения и использовались при ведении боевых действий в Чеченской республике.
В 1986 г. британская армия приняла на вооружение новую винтовку взамен устаревшей Ли-Энфилд L42. Ею стала модель РМ Sniper под патрон 7,62x51 НАТО, разработанная фирмой Accuracy International (Экьюриси Интернешнел) из Портсмута, получившая армейский индекс L96A1. От прежних винтовок она резко отличалась и внешним видом, и конструкцией. Деревянную ложу заменил алюминиевый каркас с накладками из высокопрочного пластика. Винтовка оказалась настолько удачной, что ее приобрели для своих силовых структур более 20 стран мира. Но сразу же после принятия на вооружение L96A1 фирма развернула работы над созданием снайперской винтовки следующего поколения, учитывающей как опыт изготовления и практической эксплуатации прототипа, так и требования, предъявляемые шведской армией, занятой поиском снайперской винтовки, способной надежно работать при низких температурах. Новая модель, на разработку которой у Accuracy International ушло более двух лет, получила индекс AW (Arctic Warfare). В шведской армии, закупившей 800 экземпляров, винтовка получила индекс PSG-90.
Модель сохранила основные конструктивные решения. Однако все ее элементы подверглись доработке с целью упрощения конструкции и повышения надежности эксплуатации. Ствол из нержавеющей стали показал на испытаниях высокую живучесть, не потеряв заметно кучность после 10 тысяч выстрелов. При стрельбе высококачественными патронами на дистанцию 100 м пули укладываются в круг диаметром 20 мм. Для снижения силы отдачи ствол винтовки оснащен дульным тормозом. Это снижает утомляемость стрелка, уменьшает время на повторный выстрел и облегчает обучение и привыкание к оружию. Затвор с тремя боевыми выступами обеспечивает надежное функционирование при низких (до минус 40°С) температурах даже при замерзании конденсата. По сравнению с прототипом уменьшено усилие, необходимое для перезарядки оружия, что повышает скрытность действий снайпера. Питание осуществляется из серединного коробчатого двухрядного магазина на 10 патронов. Винтовка комплектуется обычно пятью магазинами. Для прицеливания могут использоваться различные оптические прицелы, устанавливаемые на планку, закрепленную на верхней части ствольной коробки. Обычно это десятикратный прицел фирмы "Шмидт-Бендер". В комплект также входит открытый прицел с градуировкой до 700 м и мушка. На передней части цевья имеется прилив для крепления регулируемой по высоте сошки фирмы "Паркер-Хейл". Винтовка с принадлежностями укладывается в алюминиевый транспортный чемодан.
В 1989 г. финская фирма SAKO Ltd. Riihimaki, известная в мире как производитель качественного высокоточного оружия, представила новую снайперскую винтовку TRG-21 под патрон 7,62x51 НАТО. Ее довольно толстый ствол из нержавеющей стали, изготовленный методом холодной ковки, обладал высокими характеристиками. Для снижения силы отдачи на ствол устанавливался дульный тормоз. Высокая точность стрельбы обеспечивается и креплением ствола только в ствольной коробке, изготовленной также методом холодной ковки, без контакта с иными частями винтовки. Заодно со ствольной коробкой, для повышения жесткости, выполнена посадочная планка для установки оптического прицела. На цевье слева установлен дополнительный кронштейн для крепления насадки к оптическому прицелу для стрельбы в условиях низкой освещенности. Затвор винтовки, с тремя боевыми выступами, отпирается поворотом всего лишь на 60 градусов, позволяя стрелку производить минимум движений. Ударно-спусковой механизм позволяет осуществлять регулировку усилия спуска в диапазоне от 1 до 2,5 кг. Дополнительный комфорт придает возможность регулировки положения спускового крючка и в продольной, и поперечной плоскостях. Флажок предохранителя, расположенный над спусковым крючком, перемещается практически бесшумно, запирая ударник и спусковой крючок. Алюминиевый каркас ложи закрыт накладками из высокопрочного пластика. Положение затыльника относительно ствола регулируется по вертикали и по углу наклона к вертикальной плоскости с помощью винтовых соединений и по расстоянию от казенной части ствола с помощью дополнительных прокладок. Ложа симметрична, одинаково удобна и для правши, и для левши. Питание осуществляется из серединного отъемного двухрядного магазина на 10 патронов. В переднем торце цевья имеется прилив для крепления регулируемой сошки. Вскоре винтовка по опыту эксплуатации была модернизирована и получила индекс TRG-22. От прототипа она отличается некоторыми изменениями, способствующими повышению ее надежности и точности. В частности, глушитель, ранее крепившийся на дульный тормоз, теперь крепится только после снятия дульного тормоза на резьбу на дульном срезе ствола. На сегодняшний день финская снайперская винтовка TRG-22 признана одной из лучших. Однако для стрельбы на большие дальности (свыше 800 м) она имеет недостаточную массу.
Элитная целевая винтовка фирмы «Ремингтон» М40 HB KS – образец высокоточного снайперского оружия западного производства
Элитная целевая винтовка фирмы «Ремингтон» М40 HB KS – образец высокоточного снайперского оружия западного производства

На сегодняшний день снайпинг – это самостоятельный вид боевой деятельности войск, заключающийся в использовании специально подготовленных профессионалов, действующих в одиночку или малыми группами, применяющих специальную тактику, высокоточное оружие, средства маскировки, наблюдения и связи для скрытного выхода на боевую позицию и поражения особо важных целей точным огнем (преимущественно с первого выстрела), деморализации противника, ограничения возможности передвижения личного состава противника в его ближайшем тылу, пресечения попыток проникновения через нейтральную полосу и выполнения других специальных огневых задач.
Особую ценность представляют снайперы при ведении боя в условиях города. По мнению многих военных специалистов, одна снайперская пара способна заменить целый пехотный взвод, а в некоторых ситуациях – и роту. Примером типовых тактических задач, стоящих перед "сверхметкими стрелками" в городских условиях, может служить выписка из полевого устава армии Соединенных Штатов Америки.

К содержанию